Последний привет от Джалиля – приговорённый к бессмертию

Муса Джалиль

Муса Джалиль

Когда – то , в классе седьмом , по просьбе и под руководством
учительницы русского языка и литературы и завуча нашей школы
Валентины Михайловны я приготовила и сделала доклад
об этом удивительнейшем человеке .
Он навсегда остался в моей памяти .
Как узнала намного позже , его недавно только реабилитировали ,
И мы , ученики , познающие азы литературы СССР , не подозревали ,
что Муса Джалиль был ” опальным ” автором …
Очень светлый , талантливый человек со скорбной судьбой …
Советский поэт , посмертно Герой Советского Союза ( 1956 ) ,
Лауреат Ленинской премии ( 1957 ) Муса Мустафович Залилов ( Джалилов )
родился 15 ( 2 ) февраля 1906 года в деревне Мустафино Оренбургской губернии
( ныне Мустафино , Шарлыкский район Оренбургской области ) .
В 1934 году вышли два его сборника :
« Орденоносные миллионы » на комсомольскую тему и « Стихи и поэмы » .
В 1939 — 1941 годах он был ответственным секретарём Союза писателей
Татарской АССР , работал заведующим литературной частью Татарского оперного театра .
В 1941 году был призван в ряды Красной Армии .
Воевал на Ленинградском и Волховском фронтах , был корреспондентом газеты
« Отвага » , успел написать более тридцати стихотворений .
В июне 1942 года во время Любанской операции советских войск Муса Джалиль
был тяжело ранен и попал в плен .
Гитлеровцы сформировали националистический легион ” Идель – Урал ”
( ” Волга – Урал ” ) из военноплленных татар , башкир и лиц другой
национальностей Поволжья .
Он был предназначен для ” священной войны ” за марионеточное государство
” Идель – Урал ” .
( Так и хочется сравнить сегодняшнюю ИГИЛ с фашистской ИДЕЛЬ … )
Узнав , что Муса Гумеров ( так назвал себя в плену Муса Джалиль ) –
известный поэт , немцы включили его в состав комитета .
Муса организовал среди легионеров подпольную группу и устраивал побеги военнопленных .
В августе 1943 года , за несколько дней до тщательно подготавливаемого
восстания военнопленных , гестапо арестовало Джалиля и
большинство членов его подпольной группы .
Муса Джалиль был казнён на гильотине 25 августа 1944 года
в тюрьме Плётцензее в Берлине .
В СССР в 1947 году имя Мусы Джалиля было включено в список
особо опасных преступников .
Однако Муса Джалиль успел передать три ( а может быть , и больше )
тетради со своими стихами близким товарищам по плену .
В 1946 бывший военнопленный Нигмат Терегулов принес в
Союз писателей Татарии блокнот с шестью десятками стихов Джалиля .
Был ещё один сборник стихов из Моабита ,
его привез бывший военнопленный Габбас Шарипов .
Терегулов и Шарипов были арестованы .
Терегулов погиб в лагере .
Габбас Шарипов отбыл наказание ( 10 лет ) …
Через год из советского консульства в Брюсселе пришла ещё одна тетрадь .
Из Моабитской тюрьмы её вынес бельгийский участник
Сопротивления Андре Тиммерманс .
Эта ” Моабитская тетрадь ” в 1953 году попала в руки Константина Симонова . Он организовал перевод стихов Джалиля на русский язык ,
снял клеветнические наветы с поэта и доказал
патриотическую деятельность его подпольной группы .

Песня девушки

Милый мой , радость жизни моей ,
За Отчизну уходит в поход .
Милый мой , солнце жизни моей ,
Сердце друга с собой унесет .

Я расстанусь с любимым моим ,
Нелегко провожать на войну .
Пусть он будет в боях невредим
И в родную придет сторону .

Весть о том , что и жду , и люблю ,
Я джигиту пошлю своему .
Весть о том , что я жду и люблю ,
Всех подарков дороже ему .

Июнь 1942

Прости , Родина !

Прости меня , твоего рядового ,
Самую малую часть твою .
Прости за то , что я не умер
Смертью солдата в жарком бою .

Кто посмеет сказать , что я тебя предал ?
Кто хоть в чем-нибудь бросит упрек ?
Волхов – свидетель : я не струсил ,
Пылинку жизни моей не берег .

В содрогающемся под бомбами ,
Обреченном на гибель кольце ,
Видя раны и смерть товарищей ,
Я не изменился в лице .

Слезинки не выронил , понимая :
Дороги отрезаны . Слышал я :
Беспощадная смерть считала
Секунды моего бытия .

Я не ждал ни спасенья , ни чуда .
К смерти взывал : ” Приди ! Добей !.. ”
Просил : ” Избавь от жестокого рабства ! ”
Молил медлительную : ” Скорей !.. ”

Не я ли писал спутнику жизни :
” Не беспокойся ,- писал – жена ,
Последняя капля крови капнет –
На клятве моей не будет пятна ” .

Не я ли стихом присягал и клялся ,
Идя на кровавую войну :
” Смерть улыбку мою увидит ,
Когда последним дыханьем вздохну ” .

О том , что твоя любовь , подруга ,
Смертный огонь гасила во мне ,
Что Родину и тебя люблю я ,
Кровью моей напишу на земле .

Еще о том , что буду спокоен ,
Если за Родину смерть приму .
Живой водой эта клятва будет
Сердцу смолкающему моему .

Судьба посмеялась надо мной :
Смерть обошла – прошла стороной .
Последний миг – и выстрела нет !
Мне изменил мой пистолет …

Скорпион себя убивает жалом ,
Орел разбивается о скалу .
Разве орлом я не был , чтобы
Умереть , как подобает орлу ?

Поверь мне , Родина , был орлом я , –
Горела во мне орлиная страсть !
Уж я и крылья сложил , готовый
Камнем в бездну смерти упасть .

Что делать ? Отказался от слова ,
От последнего слова друг – пистолет .
Враг мне сковал полумертвые руки ,
Пыль занесла мой кровавый след …

… Я вижу зарю над колючим забором .
Я жив , и поэзия не умерла :
Пламенем ненависти исходит
Раненое сердце орла .

Вновь заря над колючим забором ,
Будто подняли знамя друзья !
Кровавой ненавистью рдеет
Душа полоненая моя !

Только одна у меня надежда :
Будет август . Во мгле ночной
Гнев мой к врагу и любовь к Отчизне
Выйдут из плена вместе со мной .

Есть одна у меня надежда –
Сердце стремится к одному :
В ваших рядах идти на битву .
Дайте , товарищи , место ему !

Июль 1942

Воля

И в час , когда мне сон глаза смыкает ,
И в час , когда зовет меня восход ,
Мне кажется , чего-то не хватает ,
Чего-то остро мне недостает .

Есть руки , ноги – всё как будто цело ,
Есть у меня и тело и душа .
И только нет свободы ! Вот в чем дело !
Мне тяжко жить , неволею дыша .

Когда в темнице речь твоя немеет ,
Нет жизни в теле – отняли ее ,
Какое там значение имеет
Небытие твое иль бытие ?

Что мне с того , что не без ног я вроде :
Они – что есть , что нету у меня ,
Ведь не ступить мне шагу на свободе ,
Раскованными песнями звеня .

Я вырос без родителей , и всё же ,
Не чувствовал себя я сиротой .
Но то , что для меня стократ дороже ,
Я потерял : Отчизну , край родной !

В стране врагов я раб тут , я невольник ,
Без Родины , без воли – сирота .
Но для врагов я всё равно – крамольник ,
И жизнь моя в бетоне заперта .

Моя свобода , воля золотая ,
Ты птицей улетела навсегда .
Взяла б меня с собою , улетая ,
Зачем я сразу не погиб тогда ?

Не передать , не высказать всей боли ,
Свобода невозвратная моя .
Я разве знал на воле цену воле !
Узнал в неволе цену воли я !

Но коль судьба разрушит эти своды
И здесь найдет меня еще в живых,-
Святой борьбе за волю , за свободу
Я посвящу остаток дней своих .

Июль 1942

Лес

Закат давно сгорел , а я стою , гляжу .
Душа полна тяжелой думой ,
Гляжу поверх оград – туда , где ближний лес
Вздымается стеной угрюмой .

Там старый партизан , наверно , в этот час
В костер подбрасывает ветки ,
Лесного ” Дедушки ” бесстрашные бойцы
Вернулись только что с разведки .

Товарищ не спит – обдумывает он
План дерзостной ночной атаки ,
И словно точат сталь – клинка протяжный звон
Мне чудится в тревожном мраке .

О лес , дремучий лес , пусть меж тобой и мной
Ряды колючих заграждений ,
Лишь плоть моя в плену , а гордая душа
Полна безудержных стремлений .

К тебе летит душа – по тропкам потайным
Крадется в полумрак сосновый …
Ложусь ли я во тьме , встаю ли на заре –
Всё чудится твой зов суровый .

О лес , дремучий лес , как ты поешь- зовешь .
Деревья на ветру качая ,
Напевам мужества , надежды и борьбы
Меня ночами обучая .

О лес , свободный лес , как для меня тяжел
Позор неволи , гнет мертвящий !
Где прячешь ты моих неведомых друзей –
В какой непроходимой чаще ?

О лес , могучий лес , к ним отведи меня ,
Дай мне оружье боевое !
Умру – но долг святой исполню до конца
В разгаре яростного боя .

Июль 1942

Красная ромашка

Луч поляну осветил
И ромашки разбудил :
Улыбнулись , потянулись ,
Меж собой переглянулись .

Ветерок их приласкал ,
Лепестки заколыхал ,
Их заря умыла чистой
Свежею росой душистой .

Так качаются они ,
Наслаждаются они .
Вдруг ромашки встрепенулись ,
Все к подружке повернулись .

Эта девочка была
Не как все цветы бела :
Все ромашки , как ромашки ,
Носят белые рубашки .

Все – как снег , она одна ,
Словно кровь , была красна .
Вся поляна к ней теснилась :
– Почему ты изменилась ?

– Где взяла ты этот цвет ? –
А подружка им в ответ :
– Вот какое вышло дело .
Ночью битва здесь кипела ,

И плечо в плечо со мной
Тут лежал боец – герой .
Он с врагами стал сражаться ,
Он один , а их пятнадцать .

Он их бил , не отступил ,
Только утром ранен был .
Кровь из раны заструилась ,
Я в крови его умылась .

Он ушел , его здесь нет –
Мне одной встречать рассвет .
И теперь , по нем горюя ,
Как Чулпан – звезда горю я .

Июль 1942

Соловей и родник

Баллада

1

Чуть займется заря ,
Чуть начнет целовать
Ширь полей , темный лес
И озерную гладь .

Встрепенется от сна ,
Бьет крылом соловей
И в притихшую даль
Смотрит с ветки своей .

Там воркует родник ,
Птичка рвется к нему,
И тоскует родник
По дружку своему .

Как чудесно , друзья ,
Знать , что любят тебя !
Жить на свете нельзя ,
Никого не любя !

Птичка любит родник ,
Птичку любит родник , –
Чистой дружбы огонь
Между ними возник .

По утрам соловей
Появляется здесь ,
Нежной радугой брызг
Омывается весь .

Ах , как рад соловей !
Ах , как счастлив родник !
Кто способен смотреть ,
Не любуясь , на них ?

2

Разбудила заря
Соловья , как всегда :
Встрепенулся , взглянул
Он туда и сюда .

И спорхнул – полетел
К роднику поскорей .
Но сегодня дружка
Не узнал соловей .

Не смеется родник
Звонким смехом своим ,
Он лежит недвижим ,
Тяжким горем томим .

Ключевая струя
Замутилась , темна ,
Будто гневом она
До предела полна .

Удивился тогда
И спросил соловей :
– Что случилось , мой друг ? –
И ответил ручей :

– Нашей родины враг
Тут вчера проходил
И мою чистоту
Замутил , отравил .

Кровопийца , бандит .
Он трусливо бежит ,
А за ним по пятам –
Наш отважный джигит .

Знает враг , что джигит
Пить захочет в бою ,
Не удержится он ,
Видя влагу мою .

Выпьет яда глоток –
И на месте убит .
И от мести уйдет
Кровопийца , бандит …

Друг , что делать , скажи !
Верный путь укажи :
Как беду отвести ?
Как героя спасти ?

И , подумав , сказал
Роднику соловей :
– Не тревожься , – сказал , –
Не горюй , свет очей .

Коль захочет он пить
На твоем берегу ,
Знаю , как поступить ,
Жизнь ему сберегу !..

3

Прискакал молодец
С клятвой в сердце стальном ,
С автоматом в руках ,
С богатырским клинком .

Больше жизни
Отчизна ему дорога .
Он желаньем горит
Уничтожить врага .

Он устал . Тяжелы
Боевые труды .
Ох , сейчас бы ему
Хоть бы каплю воды !

Вдруг родник перед ним .
Соскочил он с коня ,
Обессилев от жажды,
От злого огня .

Устремился к воде –
Весь бы выпил родник !
Но защелкал , запел
Соловей в этот миг .

Рядом с воином сел ,
Чтобы видел джигит .
И поет . Так поет ,
Словно речь говорит !

И поет он о том ,
Как могуча любовь .
И поет он о том ,
Как волнуется кровь .

Гордой жизни бойца
Он хвалу воздает –
Он о смерти поет ,
Он о славе поет .

Сердцу друга хвалу
Воздает соловей ,
Потому что любовь
Даже смерти сильней .

Славит верность сердец ,
Славит дружбу сердец .
Сколько страсти вложил
В эту песню певец !

4

Но хоть песне внимал
Чутким сердцем джигит ,
Он не понял , о чем
Соловей говорит .

Наклонился к воде ,
Предвкушая глоток ,
На иссохших губах
Ощутил холодок .

К воспаленному рту
Птица прянула вмиг ,
Каплю выпила ту
И упала в родник …

Счастлив был соловей –
Как герой умирал :
Клятву чести сдержал ,
Друг его обнимал .

Зашумела волна ,
Грянул в берег поток
И пропал . Лишь со дна
Вился черный дымок .

Молодой богатырь
По – над руслом пустым
Постоял , изумлен
Страшным дивом таким …

Вновь джигит на коне ,
Шарит стремя нога ,
Жаждет битвы душа ,
Ищет сабля врага .

Новый жар запылал
В самом сердце , вот тут !
Силы новые в нем
Все растут и растут .

Сын свободной страны ,
Для свободы рожден ,
Сердцем , полным огня ,
Любит Родину он .

Если ж гибель придет –
Встретит смертный свой миг ,
Как встречали его
Соловей и родник .

Июль 1942

Пташка

Бараков цепи и песок сыпучий
Колючкой огорожены кругом .
Как будто мы жуки в навозной куче :
Здесь копошимся . Здесь мы и живем .

Чужое солнце всходит над холмами ,
Но почему нахмурилось оно ?
Не греет , не ласкает нас лучами , –
Безжизненное , бледное пятно …

За лагерем простерлось к лесу поле ,
Отбивка кос там по утрам слышна .
Вчера с забора , залетев в неволю ,
Нам пела пташка добрая одна .

Ты , пташка , не на этом пой заборе ,
Ведь в лагерь наш опасно залетать .
Ты видела сама – тут кровь и горе ,
Тут слезы заставляют нас глотать .

Ой , гостья легкокрылая , скорее
Мне отвечай : когда в мою страну
Ты снова полетишь , свободно рея ?
Хочу я просьбу высказать одну .

В душе непокоренной просьба эта
Жилицею была немало дней .
Мой быстрокрылый друг ! Как песнь поэта ,
Мчись на простор моих родных полей .

По крыльям – стрелам и по звонким песням
Тебя легко узнает мой народ .
И пусть он скажет : ” О поэте весть нам
Вот эта пташка издали несет .

Враги надели на него оковы ,
Но не сумели волю в нем сломить .
Пусть в заточенье он , поэта слово
Никто не в силах заковать , убить … ”

Свободной песней пленного поэта
Спеши , моя крылатая , домой .
Коль сам погибну на чужбине где – то ,
То будет песня жить в стране родной !

Август 1942

Былые невзгоды

Боль минувших невзгод
И мучений былых –
Всё в забвенье уйдет ,
Словно не было их …

Ночь промчится , а там –
С днем встречаемся мы ,
Любо , весело нам ,
Словно не было тьмы …

Жизнь , однако , есть жизнь
Оттого – то сильней
Память радостных дней
Сохраняется в ней .

Тем сердца и живут –
Не смолкает в них зов
Драгоценных минут
И счастливых часов .

Сентябрь 1942

Неотвязные мысли

Нелепой смертью , видно , я умру :
Меня задавят стужа , голод , вши .
Как нищая старуха , я умру ,
Замерзнув на нетопленной печи .

Мечтал я как мужчина умереть
В разгуле ураганного огня .
Но нет ! Как лампа , синим огоньком
Мерцаю , тлею … Миг – и нет меня .

Осуществления моих надежд ,
Победы нашей не дождался я .
Напрасно я писал : ” Умру смеясь ” .
Нет ! Умирать не хочется , друзья !

Уж так ли много дел я совершил ?
Уж так ли много я на свете жил ?..
Но если бы продлилась жизнь моя ,
Прошла б она полезней , чем была ?

Я прежде и не думал , не гадал ,
Что сердце может рваться на куски ,
Такого гнева я в себе не знал ,
Не знал такой любви , такой тоски .

Я лишь теперь почувствовал вполне ,
Что может сердце так пылать во мне ,
Не мог его я Родине отдать ,
Обидно , горько это сознавать !

Не страшно знать , что смерть к тебе идет ,
Коль умираешь ты за свой народ .
Но смерть от голода ?! Мои друзья ,
Позорной смерти не желаю я .

Я жить хочу , чтоб Родине отдать
Последний сердца гневного толчок ,
Чтоб я , и умирая , мог сказать,
Что умираю за Отчизну-мать .

Сентябрь 1942

Мне сказочно повезло !
Последние почти два года я прожила в родном городе Мусы Джалиля Казани .
И не только в городе , но и в доме на улице Гоголя , в котором он жил ,
в котором создан музей Мусы Джалиля .
Вот так судьба играет с нами …

Опубликовано 14 Фев 2016 в 20:04. Рубрика: Писатели , поэты. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить отзывтрекбек со своего сайта.

Ваш отзыв