Последний привет от Джалиля

Муса Джалиль

Муса Джалиль

Когда-то , в классе седьмом , по просьбе и под руководством
учительницы русского языка и литературы и завуча нашей школы
Валентины Михайловны я приготовила и сделала доклад
” Моабитская тетрадь ” об этом удивительнейшем человеке .
Он навсегда остался в моей памяти .
Как узнала намного позже , его недавно только реабилитировали ,
И мы , ученики , познающие азы литературы СССР , не подозревали ,
что Муса Джалиль был “опальным” автором …
Очень светлый , талантливый человек со скорбной судьбой …
Советский поэт , посмертно Герой Советского Союза ( 1956 ) ,
Лауреат Ленинской премии ( 1957 ) Муса Мустафович Залилов ( Джалилов )
родился 15 ( 2 ) февраля 1906 года в деревне Мустафино Оренбургской губернии
( ныне Мустафино , Шарлыкский район Оренбургской области ) .
В 1934 году вышли два его сборника :
« Орденоносные миллионы » на комсомольскую тему и « Стихи и поэмы » .
В 1939 — 1941 годах он был ответственным секретарём Союза писателей
Татарской АССР , работал заведующим литературной частью Татарского оперного театра .
В 1941 году был призван в ряды Красной Армии .
Воевал на Ленинградском и Волховском фронтах , был корреспондентом газеты
« Отвага » , успел написать более тридцати стихотворений .
В июне 1942 года во время Любанской операции советских войск Муса Джалиль
был тяжело ранен и попал в плен .
Гитлеровцы сформировали националистический легион ” Идель – Урал ”
( ” Волга – Урал ” ) из военноплленных татар , башкир и лиц другой
национальностей Поволжья .
Он был предназначен для ” священной войны ” за марионеточное государство
” Идель – Урал ” .
( Так и хочется сравнить сегодняшнюю ИГИЛ с фашистской ИДЕЛЬ … )
Узнав , что Муса Гумеров ( так назвал себя в плену Муса Джалиль ) –
известный поэт , немцы включили его в состав комитета .
Муса организовал среди легионеров подпольную группу и устраивал побеги военнопленных .
В августе 1943 года , за несколько дней до тщательно подготавливаемого
восстания военнопленных , гестапо арестовало Джалиля и
большинство членов его подпольной группы .
Муса Джалиль был казнён на гильотине 25 августа 1944 года
в тюрьме Плётцензее в Берлине .
В СССР в 1947 году имя Мусы Джалиля было включено в список
особо опасных преступников .
Однако Муса Джалиль успел передать три ( а может быть , и больше )
тетради со своими стихами близким товарищам по плену .
В 1946 бывший военнопленный Нигмат Терегулов принес в
Союз писателей Татарии блокнот с шестью десятками стихов Джалиля .
Был ещё один сборник стихов из Моабита ,
его привез бывший военнопленный Габбас Шарипов .
Терегулов и Шарипов были арестованы .
Терегулов погиб в лагере .
Габбас Шарипов отбыл наказание ( 10 лет ) …
Через год из советского консульства в Брюсселе пришла ещё одна тетрадь .
Из Моабитской тюрьмы её вынес бельгийский участник
Сопротивления Андре Тиммерманс .
Эта ” Моабитская тетрадь ” в 1953 году попала в руки Константина Симонова . Он организовал перевод стихов Джалиля на русский язык ,
снял клеветнические наветы с поэта и доказал
патриотическую деятельность его подпольной группы .

Песня девушки

Милый мой , радость жизни моей ,
За Отчизну уходит в поход .
Милый мой , солнце жизни моей ,
Сердце друга с собой унесет .

Я расстанусь с любимым моим ,
Нелегко провожать на войну .
Пусть он будет в боях невредим
И в родную придет сторону .

Весть о том , что и жду , и люблю ,
Я джигиту пошлю своему .
Весть о том , что я жду и люблю ,
Всех подарков дороже ему .

Июнь 1942

Прости , Родина !

Прости меня , твоего рядового ,
Самую малую часть твою .
Прости за то , что я не умер
Смертью солдата в жарком бою .

Кто посмеет сказать , что я тебя предал ?
Кто хоть в чем-нибудь бросит упрек ?
Волхов – свидетель : я не струсил ,
Пылинку жизни моей не берег .

В содрогающемся под бомбами ,
Обреченном на гибель кольце ,
Видя раны и смерть товарищей ,
Я не изменился в лице .

Слезинки не выронил , понимая :
Дороги отрезаны . Слышал я :
Беспощадная смерть считала
Секунды моего бытия .

Я не ждал ни спасенья , ни чуда .
К смерти взывал : ” Приди ! Добей !.. ”
Просил : ” Избавь от жестокого рабства ! ”
Молил медлительную : ” Скорей !.. ”

Не я ли писал спутнику жизни :
” Не беспокойся ,- писал – жена ,
Последняя капля крови капнет –
На клятве моей не будет пятна ” .

Не я ли стихом присягал и клялся ,
Идя на кровавую войну :
” Смерть улыбку мою увидит ,
Когда последним дыханьем вздохну ” .

О том , что твоя любовь , подруга ,
Смертный огонь гасила во мне ,
Что Родину и тебя люблю я ,
Кровью моей напишу на земле .

Еще о том , что буду спокоен ,
Если за Родину смерть приму .
Живой водой эта клятва будет
Сердцу смолкающему моему .

Судьба посмеялась надо мной :
Смерть обошла – прошла стороной .
Последний миг – и выстрела нет !
Мне изменил мой пистолет …

Скорпион себя убивает жалом ,
Орел разбивается о скалу .
Разве орлом я не был , чтобы
Умереть , как подобает орлу ?

Поверь мне , Родина , был орлом я , –
Горела во мне орлиная страсть !
Уж я и крылья сложил , готовый
Камнем в бездну смерти упасть .

Что делать ? Отказался от слова ,
От последнего слова друг – пистолет .
Враг мне сковал полумертвые руки ,
Пыль занесла мой кровавый след …

… Я вижу зарю над колючим забором .
Я жив , и поэзия не умерла :
Пламенем ненависти исходит
Раненое сердце орла .

Вновь заря над колючим забором ,
Будто подняли знамя друзья !
Кровавой ненавистью рдеет
Душа полоненая моя !

Только одна у меня надежда :
Будет август . Во мгле ночной
Гнев мой к врагу и любовь к Отчизне
Выйдут из плена вместе со мной .

Есть одна у меня надежда –
Сердце стремится к одному :
В ваших рядах идти на битву .
Дайте , товарищи , место ему !

Июль 1942

Воля

И в час , когда мне сон глаза смыкает ,
И в час , когда зовет меня восход ,
Мне кажется , чего-то не хватает ,
Чего-то остро мне недостает .

Есть руки , ноги – всё как будто цело ,
Есть у меня и тело и душа .
И только нет свободы ! Вот в чем дело !
Мне тяжко жить , неволею дыша .

Когда в темнице речь твоя немеет ,
Нет жизни в теле – отняли ее ,
Какое там значение имеет
Небытие твое иль бытие ?

Что мне с того , что не без ног я вроде :
Они – что есть , что нету у меня ,
Ведь не ступить мне шагу на свободе ,
Раскованными песнями звеня .

Я вырос без родителей , и всё же ,
Не чувствовал себя я сиротой .
Но то , что для меня стократ дороже ,
Я потерял : Отчизну , край родной !

В стране врагов я раб тут , я невольник ,
Без Родины , без воли – сирота .
Но для врагов я всё равно – крамольник ,
И жизнь моя в бетоне заперта .

Моя свобода , воля золотая ,
Ты птицей улетела навсегда .
Взяла б меня с собою , улетая ,
Зачем я сразу не погиб тогда ?

Не передать , не высказать всей боли ,
Свобода невозвратная моя .
Я разве знал на воле цену воле !
Узнал в неволе цену воли я !

Но коль судьба разрушит эти своды
И здесь найдет меня еще в живых,-
Святой борьбе за волю , за свободу
Я посвящу остаток дней своих .

Июль 1942

Лес

Закат давно сгорел , а я стою , гляжу .
Душа полна тяжелой думой ,
Гляжу поверх оград – туда , где ближний лес
Вздымается стеной угрюмой .

Там старый партизан , наверно , в этот час
В костер подбрасывает ветки ,
Лесного ” Дедушки ” бесстрашные бойцы
Вернулись только что с разведки .

Товарищ не спит – обдумывает он
План дерзостной ночной атаки ,
И словно точат сталь – клинка протяжный звон
Мне чудится в тревожном мраке .

О лес , дремучий лес , пусть меж тобой и мной
Ряды колючих заграждений ,
Лишь плоть моя в плену , а гордая душа
Полна безудержных стремлений .

К тебе летит душа – по тропкам потайным
Крадется в полумрак сосновый …
Ложусь ли я во тьме , встаю ли на заре –
Всё чудится твой зов суровый .

О лес , дремучий лес , как ты поешь- зовешь .
Деревья на ветру качая ,
Напевам мужества , надежды и борьбы
Меня ночами обучая .

О лес , свободный лес , как для меня тяжел
Позор неволи , гнет мертвящий !
Где прячешь ты моих неведомых друзей –
В какой непроходимой чаще ?

О лес , могучий лес , к ним отведи меня ,
Дай мне оружье боевое !
Умру – но долг святой исполню до конца
В разгаре яростного боя .

Июль 1942

Красная ромашка

Луч поляну осветил
И ромашки разбудил :
Улыбнулись , потянулись ,
Меж собой переглянулись .

Ветерок их приласкал ,
Лепестки заколыхал ,
Их заря умыла чистой
Свежею росой душистой .

Так качаются они ,
Наслаждаются они .
Вдруг ромашки встрепенулись ,
Все к подружке повернулись .

Эта девочка была
Не как все цветы бела :
Все ромашки , как ромашки ,
Носят белые рубашки .

Все – как снег , она одна ,
Словно кровь , была красна .
Вся поляна к ней теснилась :
– Почему ты изменилась ?

– Где взяла ты этот цвет ? –
А подружка им в ответ :
– Вот какое вышло дело .
Ночью битва здесь кипела ,

И плечо в плечо со мной
Тут лежал боец – герой .
Он с врагами стал сражаться ,
Он один , а их пятнадцать .

Он их бил , не отступил ,
Только утром ранен был .
Кровь из раны заструилась ,
Я в крови его умылась .

Он ушел , его здесь нет –
Мне одной встречать рассвет .
И теперь , по нем горюя ,
Как Чулпан – звезда горю я .

Июль 1942

Соловей и родник

Баллада

1

Чуть займется заря ,
Чуть начнет целовать
Ширь полей , темный лес
И озерную гладь .

Встрепенется от сна ,
Бьет крылом соловей
И в притихшую даль
Смотрит с ветки своей .

Там воркует родник ,
Птичка рвется к нему,
И тоскует родник
По дружку своему .

Как чудесно , друзья ,
Знать , что любят тебя !
Жить на свете нельзя ,
Никого не любя !

Птичка любит родник ,
Птичку любит родник , –
Чистой дружбы огонь
Между ними возник .

По утрам соловей
Появляется здесь ,
Нежной радугой брызг
Омывается весь .

Ах , как рад соловей !
Ах , как счастлив родник !
Кто способен смотреть ,
Не любуясь , на них ?

2

Разбудила заря
Соловья , как всегда :
Встрепенулся , взглянул
Он туда и сюда .

И спорхнул – полетел
К роднику поскорей .
Но сегодня дружка
Не узнал соловей .

Не смеется родник
Звонким смехом своим ,
Он лежит недвижим ,
Тяжким горем томим .

Ключевая струя
Замутилась , темна ,
Будто гневом она
До предела полна .

Удивился тогда
И спросил соловей :
– Что случилось , мой друг ? –
И ответил ручей :

– Нашей родины враг
Тут вчера проходил
И мою чистоту
Замутил , отравил .

Кровопийца , бандит .
Он трусливо бежит ,
А за ним по пятам –
Наш отважный джигит .

Знает враг , что джигит
Пить захочет в бою ,
Не удержится он ,
Видя влагу мою .

Выпьет яда глоток –
И на месте убит .
И от мести уйдет
Кровопийца , бандит …

Друг , что делать , скажи !
Верный путь укажи :
Как беду отвести ?
Как героя спасти ?

И , подумав , сказал
Роднику соловей :
– Не тревожься , – сказал , –
Не горюй , свет очей .

Коль захочет он пить
На твоем берегу ,
Знаю , как поступить ,
Жизнь ему сберегу !..

3

Прискакал молодец
С клятвой в сердце стальном ,
С автоматом в руках ,
С богатырским клинком .

Больше жизни
Отчизна ему дорога .
Он желаньем горит
Уничтожить врага .

Он устал . Тяжелы
Боевые труды .
Ох , сейчас бы ему
Хоть бы каплю воды !

Вдруг родник перед ним .
Соскочил он с коня ,
Обессилев от жажды,
От злого огня .

Устремился к воде –
Весь бы выпил родник !
Но защелкал , запел
Соловей в этот миг .

Рядом с воином сел ,
Чтобы видел джигит .
И поет . Так поет ,
Словно речь говорит !

И поет он о том ,
Как могуча любовь .
И поет он о том ,
Как волнуется кровь .

Гордой жизни бойца
Он хвалу воздает –
Он о смерти поет ,
Он о славе поет .

Сердцу друга хвалу
Воздает соловей ,
Потому что любовь
Даже смерти сильней .

Славит верность сердец ,
Славит дружбу сердец .
Сколько страсти вложил
В эту песню певец !

4

Но хоть песне внимал
Чутким сердцем джигит ,
Он не понял , о чем
Соловей говорит .

Наклонился к воде ,
Предвкушая глоток ,
На иссохших губах
Ощутил холодок .

К воспаленному рту
Птица прянула вмиг ,
Каплю выпила ту
И упала в родник …

Счастлив был соловей –
Как герой умирал :
Клятву чести сдержал ,
Друг его обнимал .

Зашумела волна ,
Грянул в берег поток
И пропал . Лишь со дна
Вился черный дымок .

Молодой богатырь
По – над руслом пустым
Постоял , изумлен
Страшным дивом таким …

Вновь джигит на коне ,
Шарит стремя нога ,
Жаждет битвы душа ,
Ищет сабля врага .

Новый жар запылал
В самом сердце , вот тут !
Силы новые в нем
Все растут и растут .

Сын свободной страны ,
Для свободы рожден ,
Сердцем , полным огня ,
Любит Родину он .

Если ж гибель придет –
Встретит смертный свой миг ,
Как встречали его
Соловей и родник .

Июль 1942

Пташка

Бараков цепи и песок сыпучий
Колючкой огорожены кругом .
Как будто мы жуки в навозной куче :
Здесь копошимся . Здесь мы и живем .

Чужое солнце всходит над холмами ,
Но почему нахмурилось оно ?
Не греет , не ласкает нас лучами , –
Безжизненное , бледное пятно …

За лагерем простерлось к лесу поле ,
Отбивка кос там по утрам слышна .
Вчера с забора , залетев в неволю ,
Нам пела пташка добрая одна .

Ты , пташка , не на этом пой заборе ,
Ведь в лагерь наш опасно залетать .
Ты видела сама – тут кровь и горе ,
Тут слезы заставляют нас глотать .

Ой , гостья легкокрылая , скорее
Мне отвечай : когда в мою страну
Ты снова полетишь , свободно рея ?
Хочу я просьбу высказать одну .

В душе непокоренной просьба эта
Жилицею была немало дней .
Мой быстрокрылый друг ! Как песнь поэта ,
Мчись на простор моих родных полей .

По крыльям – стрелам и по звонким песням
Тебя легко узнает мой народ .
И пусть он скажет : ” О поэте весть нам
Вот эта пташка издали несет .

Враги надели на него оковы ,
Но не сумели волю в нем сломить .
Пусть в заточенье он , поэта слово
Никто не в силах заковать , убить … ”

Свободной песней пленного поэта
Спеши , моя крылатая , домой .
Коль сам погибну на чужбине где – то ,
То будет песня жить в стране родной !

Август 1942

Былые невзгоды

Боль минувших невзгод
И мучений былых –
Всё в забвенье уйдет ,
Словно не было их …

Ночь промчится , а там –
С днем встречаемся мы ,
Любо , весело нам ,
Словно не было тьмы …

Жизнь , однако , есть жизнь
Оттого – то сильней
Память радостных дней
Сохраняется в ней .

Тем сердца и живут –
Не смолкает в них зов
Драгоценных минут
И счастливых часов .

Сентябрь 1942

Неотвязные мысли

Нелепой смертью , видно , я умру :
Меня задавят стужа , голод , вши .
Как нищая старуха , я умру ,
Замерзнув на нетопленной печи .

Мечтал я как мужчина умереть
В разгуле ураганного огня .
Но нет ! Как лампа , синим огоньком
Мерцаю , тлею … Миг – и нет меня .

Осуществления моих надежд ,
Победы нашей не дождался я .
Напрасно я писал : ” Умру смеясь ” .
Нет ! Умирать не хочется , друзья !

Уж так ли много дел я совершил ?
Уж так ли много я на свете жил ?..
Но если бы продлилась жизнь моя ,
Прошла б она полезней , чем была ?

Я прежде и не думал , не гадал ,
Что сердце может рваться на куски ,
Такого гнева я в себе не знал ,
Не знал такой любви , такой тоски .

Я лишь теперь почувствовал вполне ,
Что может сердце так пылать во мне ,
Не мог его я Родине отдать ,
Обидно , горько это сознавать !

Не страшно знать , что смерть к тебе идет ,
Коль умираешь ты за свой народ .
Но смерть от голода ?! Мои друзья ,
Позорной смерти не желаю я .

Я жить хочу , чтоб Родине отдать
Последний сердца гневного толчок ,
Чтоб я , и умирая , мог сказать,
Что умираю за Отчизну-мать .

Сентябрь 1942

Просмотров: 166

Опубликовано 15 Фев 2014 в 19:11. Рубрика: Писатели , поэты. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить отзывтрекбек со своего сайта.

6 комментариев на «Последний привет от Джалиля»

  1. 25 Фев 2014 в 12:26

    Галина пишет:

    Группа Курмашева, а не Джалиля. Достаточно уже возвеличили одного за счет другого.

  2. 25 Фев 2014 в 12:32

    admin_twoizeha пишет:

    Ничью честь не старалась умалить . Имя Курмашева мне не знакомо . Пишу только о том , что знаю .
    Вы напишите о Курмашеве . А я почитаю , узнаю что – то новое

  3. 25 Фев 2014 в 14:52

    Галина пишет:

    Не сомневаюсь, что Вы не хотели умалить чьи-то заслуги, просто в свое время 60% биографии Джалиля поправили. Я дам Вам ссылку на свой пост, прошу прощения за нескромность. Но там внизу указаны источники, с которых бралась информация.

  4. 25 Фев 2014 в 17:17

    admin_twoizeha пишет:

    Кто-то что поправлял . Но я дитя того времени , когда только что реалибитировали Мусу Джалиля.Доклад о нём я делала где – то в 1965 – 1966 году , не помню . Для меня он так и остался героем – мученником

  5. 25 Фев 2014 в 17:30

    admin_twoizeha пишет:

    Сейчас сложно сказать, как организовалось подполье в легионе ” Идель – Урал ” и кто был организатором , все-таки определенной информации нет .
    В плену было много безвестных героев , не обо всех мы узнали …
    Спасибо за новое имя . Думаю , и кроме них были стойкие , мужественные патриоты , оставшиеся безвестными .
    Имя Мусы Джалиля – собирательный образ всех наших несломившихся в плену патриотов .
    Честь и хвала известным и безымянным героям – мученикам!

  6. 25 Фев 2014 в 23:25

    Галина пишет:

    Муса Джалиль был трижды женат, имел от трех браков 3 детей, но вспоминал только о последней дочке. Во время учебы в МГУ в 21 год он подписал письмо-жалобу на Шаламова(автор “Колымских рассказов”), так как не сумел разобраться сам. Секретарем союза писателей Татарии он стал по назначению Москвы, в чем его не раз упрекали татарские писатели. Когда ему напомнили об одном из писателей, доведенном до смерти в тюрьме, он удивленно ответил-а я думал он заболел и умер. О нем пишут “родился в бедной крестьянской семье”, но имеются фотографии его отца, что для бедной крестьянской семьи того времени в отдаленном селе как-то странно. Далеко не все татары с восторгом принимали поэзию Джалиля, как это принято считать сейчас. Принято считать, что Джалиль сидел в камере в Плетцензее только с Ланфредини, и стал учиться итальянскому чтобы хоть как-то общаться. Но по свидетельству Ланфредини, с ними сидел еще и Булатов, который почему-то не жаждал общения с Джалилем, почти все время молчал. Таких фактов очень много, я даже не буду упоминать о том, как Р.Мустафин 26 лет скрывал письмо, в котором на мой взгляд ничего порочащего Джалиля не было, но все-таки несколько разрушало образ непогрешимого руководителя. И что один из казненных, А.Баттал, был оболган, ему приписали то, что он проговорился одному из провокаторов, чего не было, как опять же установлено следствием, только уже советским. Но долгое время деятели искусства мусолили эту тему. Дочка Джалиля вообще ведет себя неподобающе, а родственники остальных долгое время даже не знали о том, как и где погибли их близкие-им никто не сообщил. Хотя, может, и к лучшему, потому что мать заместителя командира, Ф.Сайфельмулюкова, узнала о пытках, которые пережил ее сын-и ее сердце не выдержало. Справедливость-штука слишком дорогая, это понятно, и биография сельского учителя или товароведа из Душанбе не так эффектна как биография поэта, но тогда не надо говорить лицемерное “никто не забыт, ничто не забыто”.

Ваш отзыв